ГЛАВА 10.

        К ужину Елена Сергеевна не вышла, сославшись на усталость. Вера Павловна осторожно пыталась выяснить, что же происходит с ее племянницей, но никто ничего конкретного объяснить ей не мог.
        После ужина Вера Павловна предложила гостю, как всегда, сыграть в покер, однако Кавригин вежливо отказался. Уже несколько дней Иван Иванович пытался понять, как в этой, довольно немолодой, умной женщине уживается два совершенно разных человека. С одной стороны, Вера Павловна прилежно ходит на все церковные богослужения, соблюдает посты, творит и домашние молитвы. Вот и сейчас в их доме уже вторую неделю готовится только постная пища. С другой же стороны, она не отказывает себе в удовольствии побаловаться заграничной сигарой, выпить чашечку кофе или сыграть в карты.
        С этими мыслями он вышел из дома и побрел по аллее к лесу. Вечерело. У пруда, на скамейке, Иван Иванович заметил одиноко сидящую Елену Сергеевну. Подойдя поближе, Кавригин вдруг уловил ее взволнованный шепот: она читала молитвы. Чтобы не вспугнуть ее, генерал поспешил отойти. Но тут он отчетливо услышал то, что заставило его остановиться. Елена Сергеевна усердно молилась за близких, испрашивая у Господа прощения грехов своей любимой тетушки Веры, перечисляя среди них и курение, и гадание, и игру в карты, считая все это – немощами рода человеческого.
        — Странно, - подумал Иван Иванович, - прямой ответ на мучавший меня столько дней вопрос. Действительно, ведь каждый человек подвержен искушениям. Почему я об этом забыл.
        Кавригин с благодарностью взглянул на Елену Сергеевну. Наконец-то перед ним открылось ее доброе, чистое сердце, готовое сопереживать и сострадать ближним. Он понял, что все остальное: гордость, некая издевка, кокетство – было напускным. В этот момент Елена Сергеевна резко встала и, не прерывая молитвы, опустилась на колени:
        — Господи, помоги Твоему заблудшему рабу Иоанну вернуться под Твой Божественный покров. Только Ты в силах совершить чудо… Дай ему понимания его грехов и раскаяния в них. Для меня нет большего счастья, чем увидеть его раскаявшегося и просветленного идущего ко Святой Чаше…
        Шепот Елены Сергеевны прекратился, и через мгновение раздалось рыдание. Выдержать такого генерал не мог. Еще ни одна женщина столь сокрушенно не плакала о его грехах, не просила от него такую малость: душой и сердцем возвратиться к своему Создателю.
        — Спасибо тебе, моя дорогая, - мысленно произнес Иван Иванович, - ведь ты единственная из женщин, которая молится о моем счастье, ничего не требуя взамен.
        Обнаруживать себя перед Еленой Сергеевной сейчас, Ковригину, конечно же, не хотелось. К серьезному разговору пока он не был готов. А эта случайно открывшаяся перед ним ее тайна могла бы внести в их отношения большие осложнения, поставив Елену Сергеевну в неловкое положение. Поэтому Иван Иванович, оставаясь незамеченным, потихоньку отошел в сторону и, после некоторого раздумья, направился в лес.
        На опушке леса его догнала хозяйская собака по кличке Ярый. Генерал присел на первый попавшийся пенек и долго рассказывал, что творится у него на сердце своему новому четвероногому другу, ласково поглаживая его по спине.
        Домой возвращались вместе. Иван Иванович специально прошел около пруда. Скамейка была пуста. Он присел на нее. Запах духов Елены Сергеевны еще не выветрился, и Кавригин даже стал взглядом искать ее. Вдруг Ярый почему-то громко залаял. Иван Иванович обернулся. Собака явно звала его к себе. Генерал не торопливо подошел к Ярому. Около него лежала небольшая книга. Ее название в наступившей темноте было уже не разобрать, но Ивану Ивановичу показалось, что именно эту книгу он недавно видел в руках Елены Сергеевны. Генерал с трепетом в сердце поднял книгу и быстро направился к дому.
        Войдя в свою комнату, он, без особого труда, нашел и зажег свечу и … оторопел. В его руках был «Молитвослов» Елены Сергеевны. Кавригин машинально опустился в кресло и осторожно открыл первую страницу святой книги…
        И лишь первый луч восходящего солнца заставил оторваться его от чтения. Он откинулся на спинку кресла и задремал. Однако буквально через несколько минут какой-то незнакомый голос вдруг позвал его: «Иван, Иван…», от чего он даже вздрогнул и вскочил с кресла.
        — Неужели проспал? – заволновался Иван Иванович, - Есть ли сегодня утренняя исповедь?
        Кавригин позвонил в колокольчик. Петруша не заставил себя долго ждать.
        — Хозяин, вызывали? – спросил он, входя в комнату и, увидев, что хозяин находится в каком-то замешательстве, поинтересовался:
        — Что случилось? Я вижу, Вы и спать поди-ка не ложились. Всю ночь свеча горела.
        — Петруша… - Иван Иванович немного помедлил, - храм уже открыт? Хочу сходить на исповедь. Узнай-ка, как это здесь происходит?
        — Еще очень рано, хозяин, – не выдавая своего удивления, сказал Петруша. – Вы бы прилегли, отдохнули. Я приду, разбужу Вас в нужное время. А пока схожу приготовлю чистое белье, водицы согрею. Перед причастием полагается и телесную грязь с себя смывать.
        Уснуть Ивану Ивановичу так и не удалось. Один за другим в памяти всплывали грехи, многие из которых казались ему настолько постыдными, что в какой-то момент он хотел было уже отказаться от своего решения пойти на исповедь. И только любовь к Елене Сергеевне заставила его подчиниться желанию сердца. С первым ударом колокола он вошел в храм.
        Здесь все уже было готово к принятию исповедников. Пожилой дьяк читал покаянные молитвы. Священник, увидев Ивана Ивановича, сразу поспешил к нему навстречу.
        — С праздником, - поклонился он Кавригину, - Вы у нас сегодня первая ласточка. Никак есть проблемы?
        — Батюшка, не велите гнать блудного сына, - генерал смиренно склонил голову, - пришел каяться в содеянном.
        Священник взял под руку Кавригина, словно боялся, что тот в любой момент может передумать и убежать из храма, и подвел его к месту, где обычно принимал исповедь у прихожан.
        Иван Иванович говорил очень быстро, желая закончить свою исповедь до прихода Елены Сергеевны. Храм постепенно наполнялся прихожанами. Кавригин, получив разрешительную молитву батюшки, поспешил затеряться среди них. Когда Елена Сергеевна вошла в храм, он уже стоял справа от аналоя, рассматривая настенное изображение Ильи Пророка.
        Земная жизнь этого Святого была полностью посвящена борьбе против нечестивых, иноверцев. Он не боялся обвинять в этом грехе не только простых людей, но даже и израильского царя Аваху и его жену, которые поклонялись идолу солнца Ваалу и принуждали свой народ делать это же. Наделенный большой божественной силой, Илья Пророк мог властвовать над природой - в знойные засушливые времена вызывать сильные проливные дожди, исцелять и даже воскрешать людей. По указанью Божьему он помазал в пророки и своего ученика Елисея, которому единственному было дано видеть, как Святой Илья был взят на небеса: явилась огненная колесница с огненными конями, и Илья на ней вихрем вознесся на небо. В это время к ногам Елисея упала милоть – верхняя одежда Илии. Он поднял ее и получил двойной дар пророчества, о чем так просил своего учителя.
        Все праздничное богослужение Иван Иванович не мог отойти от настенной иконы Пророка Ильи. Он мысленно обращался к Великому Святому, молитвенно умоляя воскресить его заблудшую душу к вере…
        Во время литургии Елена Сергеевна была особенно сосредоточена. Усердно молилась перед праздничной иконой. Поэтому заметить Ивана Ивановича, стоящего от нее в противоположной стороне, она не могла. Когда же священник вышел из алтаря со Святой Чашей, и Кавригин, среди других мужчин, подошел к амвону, Елена Сергеевна опешила:
        — Он идет приобщаться Святых Таинств… Такого не может быть!
        — Она не верила своим глазам. Душу переполняли слезы благодарности.
        Проповедь сегодня была длинной. Батюшка, стоя на амвоне, очень тихо, но вкрадчиво, рассказывал об удивительном празднике Преображения Господня. И опять же речь шла о поддержании веры в человеческих душах:
        — Даже близкие ученики Господа нуждались в этом. А что же говорить о нас, великих грешниках! Незадолго до своих страданий, Спаситель, в сопровождении трех своих учеников – Петра, Якова, Иоанна, взошел на высокую гору Фавор – вознести молитву Богу. Но пока молился Он, ученики утомились и заснули. А когда проснулись, то увидели Иисуса Христа преображенным: лицо Его просияло, как солнце, а одежды стали белыми, как снег, блистающими, как свет. Он стоял в окружении двух небесных пророков – Илии и Моисея и беседовал с ними. А немного позже, ученики заметили, как вдруг из ниоткуда набежало светлое облако, осеняя их, и из него раздался голос Бога Отца: “Сей сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение, Его слушайтесь!». Своим преображением Спаситель показал нам, какими будут люди в будущем, какого блаженства достигнут верующие на Небесах, если еще при этой жизни научатся проводить свои дни по заповедям Божьим, горячо оплакивать свои грехи, каяться в них и исправляться. Даже самый страшный грешник, по Божьей милости, может в один миг преобразиться и стать истинно верующим человеком.
        Эти слова, словно специально, прозвучали для Ивана Ивановича. Он почувствовал, что действительно, сегодняшний день для него не только большой православный праздник, но и праздник нового рождения его души, с каждой минутой все шире распахивающейся для Господа. День его преображения! Слезы подступили к горлу…
        После окончания службы, Кавригин подошел к Елене Сергеевне:
        — С праздником, дорогая! Поздравляю. Подарок в доме. Как-то не догадался взять его сюда.
        Елена Сергеевна сияла от счастья:
        — Вы уже сегодня сделали мне подарок. Большего быть не может…


назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев