ГЛАВА 13.

        Весть о молодом наследнике Кавригинского имения быстро распространилась по всей Рязанской губернии. В этой связи целую неделю по вечерам в доме Ивана Ивановича собирались гости. Одним хотелось непременно познакомиться с молодым ученым. Другие же являлись сюда с целью представить Николеньке своих дочерей-невест. Однако сердце юноши было занято только Настенькой.
        Поэтому, немного погостив у учителя, в начале ноября он уехал в Москву. Кавригин поручил ученику очень сложное дело: во что бы то ни стало убедить Юсуповых отдать свою драгоценную племянницу в жены ему -Николеньке. Как только соглашение будет достигнуто, Иван Иванович пообещался лично прибыть со сватами.
        Однако проходили недели, а известий от Николеньки все не поступало. После шумных октябрьских дней в имении наступило некоторое затишье. Поначалу это дало Кавригину возможность немного отдохнуть. Он выезжал на верховые прогулки, наслаждался прозрачным, иногда уже морозным, осенним лесным воздухом, с упоением читал духовную литературу. С большим удовольствием посещал все праздничные богослужения в любимом храме. Отсутствие известий от Николеньки, безусловно, тревожило его душу. Однако отец Николай постоянно утешал его: «Будь терпелив. Все обойдется. Бог не оставит ни тебя, ни Николеньку. Господь благоволит смиренным».
        Но к концу ноября молчание Николеньки стало настолько мучительным для Ивана Ивановича, что тот сильно загрустил. Даже утешительные слова батюшки Николая не производили на него нужного впечатления. И генерал решился ехать в Москву. Какая-то непонятная сила тянула его туда… Он думал, что его сердце так рвется к Николеньке, тревожится о нем. Однако когда в первых числах декабря Кавригин наконец-то получил от него долгожданное письмо, в котором он сообщал о согласии Юсуповых на их свадьбу с Настенькой весной следующего года, душа генерала почему-то не успокоилась. И в канун большого церковного праздника – зимнего Николы, он все же отправился в Москву.
        — Куда в Москве путь держим? – поинтересовался Петруша, укутывая в карете ноги хозяина овечьей шубой. – К Николеньке что ль?
        — Сначала к нему… – распорядился генерал. - А там… Как Бог даст и душа подскажет.
        Дома Николеньку застать опять не удалось. И Кавригин заночевал в той же гостинице, где несколько месяцев назад повстречался с учеником. Здесь, творя молитву на ночь, Иван Иванович, неожиданно даже для самого себя вдруг понял, что его сердце рвется в Федоскино, в Никольский храм, к той необыкновенной иконе Чудотворца…


назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев