СОБАЧЬЯ ПРЕДАННОСТЬ

Рассказ

        В дверь кто-то настойчиво стучал. Но Екатерина Петровна, будто ничего не слышала и не видела. Лицо ее распухло от слез. Глаза безучастно смотрели на бездыханного четвероного друга, лежащего в углу небольшой комнаты. Еще несколько часов назад все было иначе. Красивый, ухоженный, черный пес Рекс отзывался на любой звонок в дверь громким лаем. Чужих, незнакомых людей он не любил, относился к ним с большой настороженностью. Некоторых даже не впускал на крыльцо дома. Своих же - бежал встречать к калитке, радостно прыгал им на плечи, ласкался, или с почтением подавал лапу. Сейчас же в доме стояла гнетущая тишина.
        — Никого не хочу видеть… - прошептала Екатерина Петровна. Однако в дверь продолжали стучать. Хозяйка машинально встала с кресла, и направилась на веранду.
        — А вот и мы, Екатерина Петровна, - весело отчеканила молодая женщина, входя в дом, – Извините, немного задержались, искали красивый ошейник и поводок для Рекса. Ведь это он у Вас бегал, где ему хотелось. В городе придется привыкать к прогулкам по часам, да с ошейником и на поводке.
        Анида, так звали пришедшую женщину, бесцеремонно опустилась на стоящий возле двери диван. Екатерина Петровна посмотрела в окно. Действительно, здесь Рексу жилось привольно. Неподалеку от дома начинался смешанный лес, куда он любил убегать с соседскими собаками. Поначалу, когда щенок был совсем маленьким, Екатерина Петровна очень волновалась, если тот долго не возвращался во двор, спрашивала о нем прохожих, искала его. Каждый раз боялась, что за ним пришли прежние хозяева и забрали обратно к себе. Ведь к Екатерине Петровне Рекс явно прибежал от кого-то: на его хрупкой шейке блестел дорогой ошейник. Может быть, именно из-за этого ошейника и сбежал тогда щенок от хозяина. Екатерина Петровна вспомнила, как она десять лет назад впервые увидела на пороге своего дома маленький пушистый комочек, жалобно скулящий и пытающийся крошечными лапками содрать с себя железную цепь ошейника. Конечно, снять ее самостоятельно он не мог. На помощь пришла Екатерина Петровна. Взяв на руки щенка, она принесла его в дом и, держа на своих коленях, начала осторожно освобождать окровавленную, пораненную ошейником тонкую шейку. Щенок даже не скулил, уже не было сил. Женщина быстро нашла напильник и принялась распиливать цепь. Тут, услышав на веранде странные звуки, из комнаты вышел только что проснувшийся муж.
        — Что ты делаешь? – с недоумением спросил он.
        — Потом объясню, Степан, - спокойно ответила Екатерина Петровна, - Собирайся на работу, а то опоздаешь. Позавтракай, пожалуйста, сам.
        И заторопилась спрятать щенка от мужа. Но тот, заметив черненький мягкий клубочек на руках у жены, недовольно пробурчал:
        — Опять какую-то грязь в дом притащила… Как всегда, завтракай сам… А она будет заниматься непонятно чем…
        Екатерина Петровна тогда промолчала. Знала, что в таком состоянии лучше не общаться с супругом, дабы не злить его еще больше. Немного поворчав, он вскоре ушел на работу. А она продолжила освобождать щенка из железного плена.
        — Ну, потерпи немножко, - уговаривала женщина щенка, заботливо дуя на его раны. – Сейчас я сниму ошейник, смажу раны, и боль твоя начнет утихать.
        Щенок послушно лежал на руках. Но, как только железная цепь брякнула об пол, он тихонько привстал на задние лапы и с благодарностью лизнул Екатерину Петровну в щеку.
        Растроганная женщина чмокнула его в ответ и, положив на стоящий рядом диван, пообещала:
        — Если останешься у меня, никогда не одену на тебя ошейника…
        Словно поняв о чем идет речь, щенок вильнул хвостиком.
        — Значит, остаешься, я так тебя поняла? А как же тебя зовут?
        Екатерина Петровна нагнулась, подняла с пола ошейник. Обмыв тяжелую цепочку от крови, она стала рассматривать ее, и вскоре нашла на одном из звеньев, маленькую пластинку с выгравированной надписью: «Это Рекс».
        — Рекс, Рекс, - позвала она нового четвероного друга.
        Щенок чуть приподняв голову, тихонько подал голос… А спустя несколько недель он уже весело бегал по двору, постоянно намериваясь вырваться на свободу. Видимо, таким уж уродился…
        — Екатерина Петровна, а где Рекс?
        Услышав имя четвероного друга, хозяйка вздрогнула. Вопрос Аниды заставил ее очнуться от воспоминаний.
        — Нет больше Рекса… - с тяжелым вздохом ответила Екатерина Петровна. Слезы душили ее.
        — Как нет? Вы что его уже продали другим? – почти с возмущением вскричала Анида. - Что же мы теперь скажем сынишке? Он же ждет нас с собакой. Вы же обещали до вечера никому не продавать Рекса.
        — Рекса вообще больше нет… Он умер. – Екатерина Петровна открыла дверь в комнату, и в правом углу, около окна, Анида увидела распластавшегося по полу пса. Он лежал, склонив голову на бок. На его мордочке еще не просохли следы слез. А на голове зияла большая рана.
        — Кто его так? – с жалостью поинтересовалась покупательница.
        — Скорее всего, сам… - Екатерина Петровна опустилась на колени и стала нежно гладить своего четвероного друга. - Это я во всем виновата… Разве можно отказываться от преданных друзей? Хотя я не по своей воле хотела отдать его в хорошие руки. Ведь объявление в газету о продаже Рекса дал Степан - мой муж. Он с первых же минут появления щенка в нашем доме, стал сильно ревновать меня к нему. Шумел на него. А тот, в свою очередь, убегал от нас на несколько дней. Но… всегда возвращался. Чувствовал, что я волнуюсь. Любил меня очень мой Рексик. Даже, когда нашлись его прежние хозяева, спрятался он от них, забился под дрова во дворе, и сколько бы не уговаривали они его вернуться к ним - так и не вылез оттуда. Бывало, муж в пьяном виде начнет ругаться на меня, Рекс тут же принимается сильно лаять, кусать его за ноги: заступается за хозяйку. Ну, Степан еще больше раздражается. А недавно его терпение лопнуло, и он грозно заявил: «Или я остаюсь в нашем доме или он… Решай!». Но как тут решишь? Муж есть муж. Родной человек. Без Рекса тоже уже не представляла свою жизнь. Куда не пойду – он везде со мной. Соседи даже дали ему новую кличку «Охранник!». Вечерами ляжет у моих ног и смотрит на меня своими умными и преданными глазами. А в последнее время, вообще ни на шаг не отходил от меня, словно предчувствовал скорое расставание. Степан подозрительно спокойно реагировал на все это. Я догадалась, муж задумал что-то нехорошее… Но никак не могла представить, что дойдет до такой крайности. И лишь, когда позавчера начались постоянные звонки по телефону, в которых разные люди спрашивали о породе Рекса, его возрасте, умениях, я поняла, что супруг задумал избавиться от ненавистной ему собаки, продать ее. В первый день мне удавалось отнекиваться от назойливых покупателей. Я не находила себе места. Рекс же, забившись в угол комнаты, жалобно скулил, ничего не кушал, даже не пил. А вечером у нас в доме разразился скандал. Сначала я по-хорошему просила супруга оставить собаку в покое, предлагала ему разные компромиссы, обещала, что Рекс будет жить не дома, а во дворе, спрашивала мужа: почему он хочет избавиться от него? Степан твердил в ответ: «Он разбивает нашу семью. Ты все свое внимание сконцентрировала на какой-то собаке… А я – человек, тебе вообще стал не нужен. Решай: или ты продаешь пса, или я ухожу от тебя!». Я пыталась объяснить, что не могу стать предательницей ни по отношению к нему, ни по отношению к Рексу. Но муж не понимал это. Тогда я в порыве чувств заявила, что лучше разведусь с ним, чем расстанусь с Рексом. Скандал был обеспечен. В довершение всего Степан хлопнул дверью со словами: «Вернусь только в том случае, если ты одумаешься и распрощаешься с этой тварью!».
        Рекс во время всего нашего скандала тихо сидел под кроватью. Но едва за мужем закрылась калитка, он осторожно вылез из своего «укрытия» и, запрыгнув на диван, улегся около меня. В его глазах была страшная тоска. Я заплакала от безысходности. С супругом прожила более двадцати лет. Детей нам Бог не дал. Степан для меня – единственный, родной человек на свете. Сирота я. Родители погибли на фронте. И вот муж ушел… А Рекс… Ведь несмотря на свою сильную собачью породу, в городских условиях он – беззащитное животное. Не могу я его бросить на произвол судьбы? Что же делать? И вдруг неожиданно в голове промелькнула мысль: «Ну, а если погибнет без тебя Степан? Простишь ли ты себе это? Не превратится ли любимый пес в источник твоего горя? Не станет ли ненавистным он тебе?». Долго размышляя над всем этим, я наконец-то приняла решение отдать четвероного друга в хорошие руки. Да и не по Божьему это, менять мужа на собаку. Всю ночь я уговаривала Рекса пойти к новым хозяевам. Обещала навещать его. Однако пес жалостливо скулил, явно не соглашаясь с моими предложениями. С утра опять начались телефонные звонки. На отдельные из них, Рекс реагировал особенно воинственно. Я сразу же отказывалась дальше общаться с этими людьми. Когда же позвонили Вы, Анида, Рекс смолчал. Я подумала, что он почувствовал в Вас добрую хозяйку. Поэтому-то и сразу разрешила Вам приехать посмотреть Рекса. Когда Вы с супругом в комнату, мой четвероногий друг вел себя особенно смиренно. Мне показалось, что он согласился переехать к Вам. Тем более, к маленькому Вашему сыну. Животные очень любят детей. Мое волнение постепенно улеглось. И я даже позволила себе сходить в магазин, да и заодно узнать, пришел Степан на работу. Уходя, попросила Рекса никого не впускать дом, ожидая моего возвращения. Где-то в глубине души боялась, что он, имея сильную любовь к свободе, в мое отсутствие может решиться на побег. Но, ведь совершенно неприспособленный к бродячей жизни, Рекс пропадет среди бездомных собак! Поэтому строго-настрого приказала ему никуда не убегать со двора. Рекс, как обычно, лизнул мою щеку, словно говоря, что все понял. Вернулась домой я примерно через час. В магазин не попала. У мужа на работе сказали, что сегодня его никто не видел. Услышав такое, я чуть не потеряла сознание. Но, взяв себя в руки, тут же побежала домой: вдруг Степан вернулся! Вот была бы радость! Однако, ближе подходя к дому, мое волнение все усиливалось. Открыла калитку. Рекс не встречает, даже не подает голоса. На веранде тоже никого нет. Вошла в комнату и увидела это…
        Екатерина Петровна залилась слезами.
        — Вы, полагаете, что от Степана ему так досталось? – осторожно спросила Анида. Женское любопытство всегда у нее было на первом месте.
        Екатерина Петровна встрепенулась:
        —Нет, нет… Убить преднамеренно он не мог. Все, что угодно: накричать, выгнать, продать, пнуть ногой… Но убить… Нет. На это Степан не способен.
        — Ну, может быть, хотел просто стукнуть и прогнать, а получился слишком сильный удар, – не унималась Анида.
        — Поначалу я так и подумала, - призналась Екатерина Петровна, - поддалась эмоциям, загорелась ненавистью к мужу, в поисках его обегала весь дом, двор. Но, немного остыв, убедившись, что в мое отсутствие никто не подходил даже к калитке, стала размышлять по-другому. Скорее всего, Рекс сам специально несколько раз стукнулся виском об угол гардероба. Предпочел смерть перемене места жительства и хозяев. Собачья преданность. Полюбил коль, так навсегда. А я вот не смогла отстоять его…
        — Да бросьте сокрушаться, - прервала ее Анида, - я все равно буду заниматься поисками собаки для своего сына, куплю и Вам щеночка. Человека забывают, а что говорить о собаке. Сколько их может быть за всю нашу человеческую жизнь… Главное, теперь Ваш супруг вернется!
        — Вы думаете, что собак можно менять, как перчатки… - Екатерина Петровна укоризненно посмотрела на молодую женщину, - Оказывается, Рекс был умнее меня. Он сразу же раскусил свою будущую хозяйку. Красивый ошейник, гулянье по часам, место возле порога. Живая, недорогая игрушка для капризного мальчишки… Поиграет, надоест – выкинем на улицу или же продадим другим.
        Анида покраснела. Ее мысли были угаданы этой обычной деревенской женщиной.
        — Извините, - невнятно сказала она и поспешила удалиться.
        Екатерина Петровна осталась одна. Но как бы она не хотела думать в эту минуту о Рексе, в ее голове постоянно звучали последние слова Аниды: «Теперь Ваш супруг вернется…». Действительно, все препятствия для этого устранены. Но какой ценой! Заливаясь слезами, Екатерина Петровна прислонилась губами к безжизненной голове Рекса.
        — Прости, прости меня, дружок. Ведь, видит Бог, я этого не хотела, – сокрушенно шептала она.
        — Я тоже такого не предполагал. Желал только того, чтобы твоя любовь принадлежала лишь мне. – На пороге комнаты появился растерянный Степан.
        — Дурачок, ты же у меня – единственный! – Екатерина Петровна кинулась в объятия мужа.

назад     

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев