ГЛАВА 1.

        До престольного праздника оставалось еще три недели. Но в душе Ивана Ивановича Кавригина, генерала в отставке, уже несколько дней, одновременно с предчувствием чего-то радостного и неизвестного, воцарилось небольшое волнение. Долгие годы он все никак не мог решиться на поездку в подмосковное поместье своих предков, о котором не раз слышал от двоюродной бабушки. Особенно она восхищалась его окрестностями. Однако дорога предстояла неблизкая, и это всегда пугало Кавригина. Необходимо было взять с собой надежного слугу, подготовить удобную карету для поездки.
        Генерал тихонько вышел в сад и медленно побрел вдоль липовой аллеи к пруду. В голове кружились разные мысли: хорошо бы явиться к родным поближе к празднику Спаса Нерукотворного Образа. В этот день, по рассказам бабушки, поместье превращалось в чудесный оазис, наполненный Небесной благодатью и торжественностью. Жара к концу августа непременно спадет, поспеют яблоки и груши, усадьба наполнится гостями. И он сможет познакомиться со всеми родственниками сразу, не привлекая при этом особого внимания к своей персоне.
        Подойдя к пруду, Иван Иванович вдруг резко развернулся и почти бегом направился к дому. На крыльце стоял Петруша.
        — Запрягай лошадей! – крикнул ему на ходу хозяин – Сегодня же отправляемся в Павельцево…
        — Да как же так можно, - забормотал Петруша, - я ведь еще и лошадей не подготовил для такой дальней дороги, да и карету только вчера покрыли лаком, не высохла небось…
        Но Кавригин был неумолим:
        — Едем сегодня и тотчас же. Иначе опять передумаю, как это случалось уже много раз. А ехать, повидаться с родственниками просто необходимо. Устал я от одиночества… За дорогу не волнуйся – Бог поможет… И прикажи Степану собирать вещи. Пусть отгладит мой дорожный костюм.
        К полудню все было готово к отправлению. В ожидании хозяина, Петруша уже в который раз обошел запряженную тройку и в этот миг увидел выходящего из дома Ивана Ивановича. Отдавая последние указания Степану, он подошел к карете и, обернувшись к слуге, попросил:
        —Степан, никому не говори, куда я отбываю. Специально никого из слуг, кроме Петруши, с собой не беру, чтобы поменьше глаз видело мою встречу с родственниками. Кто знает, могут и не признать они меня.
        Степан осторожно закрыл дверцу кареты за хозяином. Тройка тронулась. Весело зазвенели колокольчики…
        — Дай, Бог, им легкой дороги… - прошептал Степан и еще долго-долго смотрел вслед убегающей тройке.


назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев