ЕСЛИ УМЕЕШЬ МЕЧТАТЬ

        Как правило, мой «рабочий день» в санатории начинается с любимых физио-процедур. Поднимаешься на второй этаж, заезжаешь в кабинет к Людмиле Федоровне Гук, располагаешься на уже ставшей родной кушетке, и пытаешься угадать, кого сейчас Людмила Федоровна еще пригласит в кабинку? Если чересчур общительного человека, значит, подремать во время процедуры не удастся, придется с соседом разговор поддерживать. А с утра так хочется спать! Замкнутого – еще хуже. Чувствуешь, что за тобой пристально наблюдают, но молчат, и от этого становится вообще не по себе. Самый лучший вариант, когда рядом оказывается такой же не выспавшийся отдыхающий.
        -Тебе не угодишь, - замечает в шутку Людмила Федоровна, - то мужчин она стесняется, то разговорчивых не хочет, то молчаливые ее раздражают. Кого же тебе надо?
        -Никого, - отвечаю я.
        -А спать, между прочим, во время процедур нельзя, - постоянно предупреждает она. – Все-таки я тебе подберу хорошую соседку.
        И таковая вскоре отыскалась.
        Антонина Васильевна Насырова заехала в кабинку, и я сразу же почувствовала, что эта женщина обладает необычайной способностью, умением притягивать к себе окружающих. Мы познакомились, разговорились. Нашлось много общего. Антонина Васильевна пишет хорошую прозу, стихи, в том числе и детские, создает прекрасные картины. Теперь во время процедур я слушала ее интересные жизненные рассказы, стихотворения, которые она читала наизусть…
        Но не терпелось увидеть и ее картины. Многие восторгались ими. Антонина Васильевна показала мне их на улице, незадолго до своего отъезда из санатория. Вернее, показала не сами картины, а фотографии, сделанные на ее выставке. Я внимательно рассматривала их. Здесь тебе и натюрморты, и животные в непривычных позах, и цветы. Было нелегко угадать, как и с помощью чего они выполнены. Конечно же, это – не масло, не акварель, не шитье. Но тогда что же? Я мучилась, несколько раз перебирала фотографии, но на ум ничего подходящего не приходило.
        Так продолжалось несколько минут. Антонина Васильевна не выдержала:
        -Обыкновенные рыбные косточки.
        Я ахнула от удивления.
        -Да. Кушаю рыбку, - объяснила она. – Остаются косточки. Мою их, высушиваю, раскрашиваю в разные цвета, а потом составляю из них картины. Сюжеты рождаются сами собой. Я же фантазерка. Еще в детском доме научилась мечтать, фантазировать. Часто в минуты отчаяния только благодаря этому и спасалась.
        -Вы воспитывались в детском доме? – осторожно поинтересовалась я.
        -Да. Я родилась перед войной, - Антонина Васильевна замолчала, словно решая, нужно ли со мной говорить о своей непростой судьбе. Но тут же глаза ее засветились, - Не очень-то люблю об этом вспоминать. Однако Вам поведаю, через что мне пришлось пройти за свою длинную жизнь. Так вот. Родилась, заболела, сделали неудачную операцию, после чего в три года попала в детский дом, который находился под Курском. В годы Отечественной войны наше учреждение эвакуировали в Сибирь. Там я успешно окончила школу бухгалтеров. И вдруг объявилась моя мама и увезла меня в Москву. А что для меня Москва? Друзей и знакомых нет. Шумно. Осенью и зимой ходить трудно. Но все же поступила в вечернюю школу. Чуть позднее предложили очередную операцию… и я попадаю в инвалидный дом. Выхожу замуж. Появляется дочурка Иринка. Ухаживать за малышкой оказалось сложно. Однако выдержали. Девочка росла. Мне тогда пришла в голову идея заняться составлением букетов. Для каждого нового букета придумывала свое название. Иногда их брали на выставки. Время бежало. А трудности не отступали. К тому же умер муж. Пришлось уходить из инвалидного дома, добиваться собственной квартиры. А жизнь вне инвалидного дома требовала материальных средств: прокормиться, одеться, да и квартиру обставить хотелось как можно быстрее. Но на работу инвалида в те годы практически не принимали. Однако мне повезло. На фабрике Советской Армии требовалась накатчица рисунка. Взяли меня. Работала усердно, за что и получила здесь звание Героя труда. Вышла второй раз замуж. Семья стала больше вдвое. Муж пришел с маленьким сыном. Воспитала и его. Домашние хлопоты отнимали много сил и времени. Но оставалось несколько минут и на творчество, на фантазии. Писала сказки и стихи для детей, научилась делать картины и статуэтки из рыбьих косточек. На мои работы обратили внимание. Стали устраивать выставки на Арбате, в Манеже, и в других столичных выставочных залах. Мне было присвоено звание мастера-художника. Сейчас дети выросли, есть шестнадцатилетний внук. А я остаюсь все той же мечтательницей, как в детстве. Поэтому, может быть, и продолжаю писать детские рассказы и стихи. В них – огромный размах для фантазии! Пиши, дари добро. Окунешься в детский мир, забудешься про все, и жизнь начинает казаться не такой уж жестокой! Жаль, что с собой не захватила свои сборнички, а то бы Вам подарила.
        -Да мы с Вами обязательно встретимся в Москве, - мне не хотелось терять эту женщину из вида.
        -С удовольствием, - Антонина Васильевна написала в мою тетрадку номер своего домашнего телефона.

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев