ЭКСПЕРИМЕНТЫ НИКОЛАЯ ГРИГОРЬЕВИЧА

        Я с детства боялась врачей-психиатров.
        Почему-то считалось, что если наблюдаешься у такого доктора, значит, психически нездорова. И от его кабинета старались всегда убежать как можно дальше. Психолог – иное дело. С ним можно посоветоваться, рассказать о своих проблемах. Да и встреча эта ни в коем случае не влекла за собой отрицательных последствий типа постановки на учет. Однако профессиональные психологи, хорошо знающие специфику психики инвалидов, мне почему-то все не попадались. А между тем нерешенные вопросы и проблемы продолжали накапливаться. Особенно не давала покоя мечта о написании диссертации.
        Душа уже много лет стремилась к этому. Была и интересная тема. Еще при жизни, мама прикладывала немало сил, чтобы осуществилось мое заветное желание. Но все ее попытки заканчивались ничем. Никто из преподавателей вузов не хотел становиться моим научным руководителем. Зачем обрекать себя на работу с инвалидом? Когда мама умерла, на какое-то время я перестала думать об этом. До того ли теперь… Без нее учиться в аспирантуре казалось невозможным. Но последние два года я вновь «загорелась». Возникла даже мысль, что написать диссертацию необходимо в первую очередь в память о маме. И тут отдельные люди принялись активно отговаривать меня, ссылаясь, что не стоит тратить на такое неблагодарное дело и без того хрупкое здоровье. Закралось в душу сомнение: может быть и впрямь я замахнулась на непосильное?
        Чтобы раз и навсегда покончить с вопросом об аспирантуре, я решила проконсультироваться с психиатром. Благо, такая возможность в ЦВЛ в 2001 году еще имелась. Узнав о моих колебаниях, Виктор Иванович сказал:
        —Я думаю, Вы легко справитесь с написанием научной работы. К этому есть все предпосылки, в том числе Ваше огромное желание. Но, если Вам нужно заключение специалиста, – пожалуйста. Я Вас направляю к Николаю Григорьевичу Казачку. Он профессионал не только в области психиатрии, но и прекрасный психолог. Поможет разобраться и с другими Вашими проблемами.
        …Николай Григорьевич пришел в палату перед самым обедом. Папу попросил удалиться. Объяснил, что беседа должна состояться один на один. Видимо, доктор был уже предупрежден, зачем его вызвали. Задав несколько стандартных вопросов, он перешел к моей жизни, интересам, работе, увлечениям. Непринужденность беседы очень располагала. Я раскрепостилась, поведала ему о своих трудностях. В некоторых из них мы попытались разобраться сразу. Относительно аспирантуры Николай Григорьевич заявил однозначно:
        —Да Вас на десять кандидатских хватит. Другие вопросы, а я чувствую, они еще есть, давайте оставим на следующий раз. К тому же я хочу научить Вас уходить от конфликтов, стрессов, а если они все же возникнут, – правильно справляться с ними. Поэтому предлагаю встречаться каждую неделю, например, в четверг. Приглашайте меня через медсестру. Сейчас же пора разбегаться. А то по моей милости на обед опоздаете.
        Он посмотрел на часы.
        —Николай Григорьевич, - я выдержала маленькую паузу, - Вы представляете, как на это отреагируют окружающие? Подумают, что я психически больная, раз Вы так часто приходите ко мне. Начнут шарахаться…
        —А вот это Вас не должно волновать, - доктор направился к двери, - Очередной комплекс! Нужно работать над собой. Я зайду на будущей неделе.
        Несколько дней я находилась в недоумении. С одной стороны, Николай Григорьевич предложил мне то, в чем я очень нуждалась. Отказываться глупо. Но с другой стороны, какие разговоры будут ходить в корпусе! И все же ближе к четвергу мне таки удалось переломить себя. Подошла к медсестре и попросила вызвать назавтра психиатра.
        Николай Григорьевич вновь пришел перед обедом. Показал мне ряд приемов, которые нужно использовать при конфликтных ситуациях. Главное, объяснил он, научиться в таких случаях смотреть на все, и в том числе на себя, со стороны. Узнав, что я хочу быть самостоятельной, меньше зависеть от папы, Николай Григорьевич тут же устроил мне маленькую проверку.
        —Есть интереснейшая книга по психологии взаимоотношений, - сказал он, - Вам просто необходимо прочитать! Но книга находится в моем кабинете, в корпусе за бюветом. А принести ее… увы, совсем нет времени!
        —Давайте, папа позже придет за ней, - предложила я.
        —Нет, лучше поступим так, - доктор на секунду задумался, - Сейчас Вы пойдете со мной к корпусу, и я вынесу ее сам.
        Отступать было некуда.
        Когда же Николай Григорьевич вышел с книгой, то сознался:
        —Я специально вытащил Вас сюда. Теперь вот возвращайтесь одна. Учитесь.
        Это было начало «экспериментов», которые Николай Григорьевич продолжил со мной в 2002 году.
        Заметив, что я пасую перед многими вещами, он стал искусственно создавать сложные для меня психологические ситуации. Я робела, терялась. Порой мне удавалось избежать прямого участия в них. Но, чем я сильнее устранялась от этого, тем больше доктор усложнял «задания». Ждал, пока моя персона наконец-то перестанет стесняться, научится контролировать свои эмоции. Николай Григорьевич приходил и в кабинет ЛФК, где принимался критиковать меня за лень, придумывал дополнительные упражнения.
        —Вот Вы меня все ругаете и ругаете, - сказала я ему однажды, - а я хочу Вас похвалить. Поблагодарить как начальника лечебно-диагностического центра. Можно?
        —Кто же откажется от такого, - Николай Григорьевич приготовился внимательно слушать, - начинайте.
        —Вернее не Вас, а Ваш медицинский персонал, - уточнила я. – Что взять инструкторов ЛФК, или же Светлану Владимировну Голубеву, и Валентину Николаевну Прокопец. Прекраснейшие люди! Придешь в плохом настроении, Светлана Владимировна расскажет пару анекдотов, и тоска как в воду канула. Если возникают какие-нибудь проблемы с процедурами, стоит только обратиться к Валентине Николаевне - сразу же все будет улажено! А Лариса, Света, Зера, Галина Ивановна! Не говорю уже о мальчишках, которым приходиться нас таскать…
        —Достаточно, - перебил меня Николай Григорьевич, - Перехвалите моих сотрудников, зазнаются. Лучше скажите что-нибудь обо мне…
        Я снова растерялась, ибо никак не предполагала такого поворота в разговоре. Николай Григорьевич же был очень доволен, что вновь поставил меня в затруднительное положение.
        —Вы замечательный доктор. Только уж слишком сложные задачи заставляете меня решать, - призналась я. - Мне бывает даже страшно. И когда прекратятся Ваши эксперименты со мной?
        —Как только увижу, что достойно выходите из любой ситуации, - сказал он. – Думаю, что такое станет возможным уже в следующем году.
        —Вы считаете, я смогу приехать в санаторий в четвертый раз?
        —Просто обязаны, - твердо заявил Николай Григорьевич, - К тому же в ближайшее время должны решить вопрос об аспирантуре. Хватит мечтать, пора действовать!

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев