БЕСПОКОЙНОЕ СЕРДЦЕ

        Человек, конечно же, не может жить без выходных дней. Каждый из нас ждет их с огромным нетерпением. Наконец-то появляется возможность отдохнуть от однообразных будней, проблем на работе. В воскресенье про это, хотя бы на время, можно забыть. Уткнутся в интересную книгу или в телевизор.
        Однако Георгий Георгиевич Лупеко практически никогда не позволяет себе такой роскоши. Наверное, профессия анестезиолога, положение военного приучили его к самодисциплине, большой ответственности за вверенное ему дело. В выходной, он все равно должен проверить, как дела в санатории, узнать, не заболел ли кто из его отдыхающих, навестить свой «подопечный» 67-й корпус.
        Георгий Георгиевич всегда появляется внезапно. Поэтому дежурный персонал постоянно на чеку. Расслабляться не следует ни на минуту… Не дай Бог, он увидит пустой пост, неухоженного больного, или же непорядок в корпусе. Тогда, держись!
        Естественно, как и любому человеку, ему не слишком приятно делать замечания своим подчиненным, да еще в строгой форме. Но куда же деваться, если к тому вынуждают обстоятельства. Ведь самое главное для Георгия Георгиевича, чтобы отдыхающим было комфортно в санатории. Во время обхода он интересуется не только самочувствием пациента, его волнует буквально все, до мелочей: удобно ли висит зеркало, работает ли ночник, есть ли на окне сетка от комаров, можешь ли ты с коляски дотянуться до вешалок в гардеробе (может быть перекладину нужно прибить ниже)? И, разумеется, везде должна быть чистота, уют.
        Я нередко замечала, как Георгий Георгиевич, окинув своим «хозяйским» взглядом 67 корпус, начинал придумывать, чем можно еще его оживить, сделать более привлекательным. То сам что-то прибьет, повесит. То даст задание другим. И, смотришь, корпус с каждым днем потихоньку преображается…
        Бесспорно, все это вызывает в душе отдыхающих уважение к Георгию Георгиевичу. Они любят его. Но больше всего ценят в нем ту заботу, внимание, которыми он окружает своих пациентов. Никто подолгу не ждет его врачебных назначений. Порой удивляешься, как этот доктор тщательно осматривает больного, если сомневается в поставленном диагнозе, или в состоянии его здоровья. Тут не должно быть ошибок.
        Но не только в этом человеческая сущность капитана мед. службы Г.Г. Лупеко.
        Заметив, что кто-то с трудом едет по улице на коляске, или же не может подняться на лифте, Георгий Георгиевич никогда не пройдет мимо, непременно поспешит на помощь.
        Поначалу меня очень смущал его серьезный вид. Но со временем поняла, что чаще всего строгость Георгия Георгиевича – это строгость администратора. Иначе здесь нельзя. Он ответственный за корпус. Его указания обязательны к исполнению.
        «Интересно, а бывает ли Георгий Георгиевич другим?» – не раз спрашивала себя я. Предполагала, конечно, что, да. Но хотелось убедиться в этом своими глазами.
        И такой случай мне представился.
        Как-то, после тихого часа, выехав на улицу, я вдруг, почувствовала: сейчас родятся новые стихи. Найдя укромное место около корпуса за бюветом, я остановилась у пустой скамейки, и принялась вслух проговаривать то, что приходило в голову. Так продолжалось с полчаса. В конечном итоге у меня появилось очередное стихотворение. Когда же в последний раз я стала читать его вслух, оттачивая, передо мной «возник» Георгий Георгиевич. Просто шел мимо. Услышав, что я с кем-то разговариваю, но никого не увидев поблизости, он удивленно посмотрел на меня:
        —С Вами все нормально? Может быть нужна помощь?
        —Не пугайтесь, Георгий Георгиевич, - я не могла быстро подобрать нужные слова, чтобы объяснить ему свое творческое состояние, - Дело в том, что так я пишу стихи. Изложить на бумагу их сразу не получается, приходиться заучивать. И к тому же, проговаривая вслух новые строки, легче заметить, не сбиваешься ли ты с ритма… Неоднократно пыталась сесть под навес за столиком с тетрадкой и ручкой. Но, заметив меня, кто-нибудь тотчас же нарушит одиночество, подъедет поболтать. И тут уже не до стихов! Вот и выискиваю местечки, где можно скрыться в этот момент от людей. Далеко отъезжать боюсь - коляска ненадежная. Застряну где-нибудь, и никто не найдет. Приспособилась прятаться за деревьями, вблизи корпусов, или медленно кататься туда и обратно по дороге возле ЦВЛ, обдумывая сюжеты для новых рассказов, стихотворений. Я знаю, что это тоже выглядит странным со стороны, но пока не нашла ничего лучшего. Честное слово, со мной все в порядке…
        Последние слова рассмешили Георгия Георгиевича. Сквозь смех он предложил мне:
        —Давайте я принесу ручку и бумагу.
        —Спасибо, не стоит беспокоиться, - отказалась я, - уже все выучила.
        Георгий Георгиевич попрощавшись, направился к выходу с территории санатория. А я – в 67-й корпус, записать стихотворение. Но сделать этого мне не удалось. В комнате дежурной медсестры собралось много народа. Прибывшие на дежурство сотрудники что-то живо обсуждали.
        —Представляешь, - поделились они со мной, - Георгий Георгиевич опять сейчас дал нам столько заданий! К утру, наверное, не управиться. Сказал, придет проверит…
        —Вот беспокойное сердце! – я многозначительно помолчала, - Девчонки, а ведь, сколько бы он ни делал вам замечаний, сколько бы ни ругал вас, вы же все равно уважаете его. Даже, по-своему любите. Правда?
        Никто из них против этого не возразил.
        Невозможно к человеку относится плохо, если он так заботится о других!

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев