ОДНО ЦЕЛОЕ

        Считается, что первое впечатление о человеке всегда обманчиво. В отношении Валерия Анатольевича Романенко, травматолога, подполковника медицинской службы, ведущего хирурга ЦВЛ личная интуиция обманывала меня почти два года.
        Когда бы ни встретился с ним в коридорах Центра, всегда видишь перед собой очень занятого, погруженного в свои мысли, вечно куда-то спешащего доктора.
        Да, Валерию Анатольевичу есть что продумывать. Ведь он берется оперировать даже безнадежных больных. В его профессиональном багаже - сложнейшие операции. Приходилось собирать людей в буквальном смысле слова по косточкам. Получалось. Многим больным даже удлинял нижние конечности. И намного.
        Люди, ежедневно соприкасающиеся с Валерием Анатольевичем, отзывались о нем, как о прекрасном хирурге, компетентном докторе, и общительном человеке. Лично же мне он казался просто недоступным.
        В первый и во второй раз моего пребывания в санатории, я практически не общалась с Валерием Анатольевичем. Как-то не доводилось. Однако летом 2002 года случай все-таки свел нас. Узнав, что я пишу стихи, он спросил:
        —Почему же я не знаком с Вашим творчеством? Обычно, если у нас в ЦВЛ появляются поэты, писатели, мне обязательно кто-нибудь расскажет о них, принесут почитать их произведения. Недавно одна отдыхающая в своих стихах назвала наш санаторий «школой жизни» и «другом дорогим». Здорово! У нее уже выпущено несколько сборников. Многое в них мне пришлось по душе.
        —А Вы уверены, что незнакомы с моим творчеством… - улыбнулась я.
        —Неужели, Вы – та самая девушка? – его глаза выражали сильное удивление. – Как это неожиданно…
        —Такое со мной происходит уже не впервые, - мне вспомнился смешной эпизод. – В 2000 году один из отдыхающих, прочитав мою книжечку, стал разыскать ее автора, т.е. меня. «Вы ведь тоже что-то сочиняете. Давайте найдем ее, познакомимся. – Предложил он мне. - Вам это просто необходимо сделать. Смотришь, она чему-нибудь новенькому и Вас научит». Неделю мы провели в «поисках». Затем пришлось все же признаться ему, что я и есть – Елена Тюфтякова. Но он не поверил. Даже спрашивал у Виктора Ивановича, соответствует ли мое утверждение об авторстве действительности.
        —Виктор Иванович, разумеется, подтвердил? – засмеялся Валерий Анатольевич, - Представляю, как это забавно выглядело…
        Постепенно наша беседа принимала все более доверительный характер. И я решилась посоветоваться с Валерием Анатольевичем по поводу одной моей проблемы. Для меня было очень важно услышать его мнение, как человека, незаинтересованного говорить мне неправду.
        —Не понимаю, почему, едва подъезжаю к ЦВЛ, начинаю ужасно комплексовать, - посетовала я сама на себя. - Вся сжимаюсь в комочек, опускаю глаза, и стараюсь, как можно быстрее пролететь мимо находящихся у входа отдыхающих-колясочников, и скрыться в помещении. Мне совершенно все равно, будь то мужчины или женщины. Где-то, на подсознательном уровне чувствую, что те и другие всегда рассматривают меня оценивающе, с позиции: насколько я отличаюсь от них. Ведь известно, что для «шейников» и «спинальников» люди с ДЦП – люди второго сорта. И, безусловно, их негативное отношение вызывает у меня соответствующую реакцию. Да к тому же, и в самом ЦВЛ меня уже неоднократно оговаривали, мол, от моей коляски слишком много шума, что очень действует всем на нервы. Теперь и по коридору боюсь лишний раз проехать…
        —А вот это совсем напрасно, - Валерий Анатольевич стал объяснять мое неправильное поведение. – Во-первых, Вы должны наоборот, проезжать мимо них с красивой улыбкой и высоко поднятой головой, говоря себе: «я не хуже их». Лучше. Как только они заметят Ваше спокойствие, сразу же перестанут обращать на Вас внимание: будет уже неинтересно. Во-вторых, скорее всего, Вы не вызываете отрицательных эмоций. Может быть, наоборот, они каждый раз ждут от Вас первого шага к знакомству. Наверняка, так или иначе, наслышаны о Ваших стихах, почему бы не пообщаться с поэтессой. Мой Вам совет: поменьше задумывайтесь над этим. Пусть Вас воспринимают люди такой, какая вы есть. Не пытайтесь казаться лучше или хуже. Что же касается звука Вашей коляски… У каждой женщины своя походка, в конце-конце, стук каблучков. Вот у Вас – такой. Это даже хорошо, Вы куда-нибудь подъезжаете, а уже все знают, что это именно Елена.
        …Наша беседа продолжалась еще долго. Затрагивали разные вопросы. Так передо мною предстал совершенно иной человек. Эрудированный, внимательный, пишущий прекрасные стихи. Особенно мне понравилось его стихотворение, посвященное коллегам – хирургам. Из него я поняла, что Валерий Анатольевич очень любит свою профессию, ценит в других высокий профессионализм, умение сострадать пациенту.
        Ухватившись за то, что мы заговорили на эту тему, я поинтересовалась:
        —Валерий Анатольевич, Вы уже долго работаете в ЦВЛ. Здесь подобралась хорошая команда хирургов. Но, по моим наблюдениям, вы все такие разные. Каждый со своим характером, своим темпераментом, своими подходами к больному. Не мешают ли вам эти различия во время операции?
        —У нас не просто хорошая, у нас отличная команда! – Валерий Анатольевич оживился, - Понимаете, личностные различия, противоречия, если даже они существуют, не должны влиять на работу хирургов во время операции. И не влияют. Когда на операционном столе лежит больной – все сосредоточены только на нем, и Виктор Иванович, и Сергей Михайлович, и я, и Георгий Георгиевич в этот момент, говоря образно, представляем одно целое…
        А ведь далеко не всякий человек может сказать такое о своих коллегах!

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев