ЦЕНТР ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ

        Центр восстановительного лечения Сакского военного санатория на первый взгляд кажется обыкновенным корпусом. Но человек, незнакомый с расположением в нем палат, врачебных и лечебных кабинетов, столовой, в первые дни чувствует себя здесь не очень комфортно. Частенько приходиться блуждать – слишком много лабиринтов! Потом привыкаешь, и уже даже не задумываясь, находишь все, что тебе нужно.
        Именно в Центре восстановительного лечения, оснащенном пандусами и лифтами, размещают, по прибытии, отдыхающих в инвалидных колясках. Туда, после оформления документов в приемном покое, были направлены и мы.
        В холле нас встретила дежурная и попросила немного подождать:
        —Сейчас вам подготовят отдельную палату.
        Время тянулось мучительно долго. Дабы избавиться от скуки, я принялась смотреть по сторонам: в коридоре и холле царило сильное оживление. К столу дежурной подошел высокий человек в форме подполковника. Сделал несколько звонков по телефону.
        «Наверное, доктор, - мысленно предположила я. - А вот этот мужчина - скорее всего, инструктор ЛФК, фигура у него спортивная...»
        Закончилась пятиминутка. К нам вышла медсестра и пригласила в отделение. Но заняться нашими проблемами ей опять не удалось! У поста образовалась очередь за историями болезней. В каждом человеке в белом халате мне виделся мой будущий лечащий врач. Однако никто из предполагаемых докторов пока не обращал на нас внимания…
        Между тем, медсестра вызвала по телефону старшую, и теперь они вдвоем решали, как с нами поступить. В это мгновение в начале коридора появился высокий мужчина. Он подошел к посту, поздоровался и обратился к медсестрам:
        —Девочки, почему у вас больные столько времени стоят в коридоре? Я уже минут десять наблюдаю за всем этим. Результата никакого. В чем дело?
        Судя по всему, это был начальник отделения.
        —Виктор Иванович, в ЦВЛ нет свободных палат, - объяснила одна из медсестер, - вот думаем, кого куда перевести.
        —Я вам даю еще максимум пять минут, - строго сказал он, и прошел в одну из расположенных в этом коридоре палат.
        Медсестры засуетились:
        —Что же делать?
        Ровно через пять минут Виктор Иванович вернулся.
        —Девочки, я уже не знаю, как к вам еще обращаться?! Неужели не понимаете, что люди устали с дороги? Нужно побыстрее определить их. Не получается разместить в ЦВЛ - отправьте в 67-й корпус. В нем полно свободных мест. – Виктор Иванович повернулся к отцу, - Вы, наверное, папа девушки? Вас устроит отдельная двухместная палата в корпусе рядом? Правда, там у нас нет специальных санитарок для обслуживания тяжелых больных.
        —А нам никого не надо, - сказал отец, - мы всегда справляемся сами.
        —Тогда сходите сейчас в столовую! Завтрак уже кончается, а вы должны обязательно успеть перекусить. Мы же пока окончательно определимся с палатой, - Виктор Иванович на миг задумался, - Потом я вас найду.
        —Вы будете нашим лечащим врачом? – спросил папа.
        Доктор изучающе посмотрел на меня. На его лице появилось сомнение. Видимо, сразу же определив мой диагноз, он размышлял, стоит ли меня брать к себе.
        «Наверняка этот человек еще не сталкивался с подобными больными, - подумала я, - знает о ДЦП только из медицинской литературы!»
        Следующий его вопрос подтвердил мою догадку:
        —Ваша дочь коммуникабельна?
        Отец не понял, о чем его спрашивают:
        —А что это такое?
        —Скажи, что у меня высшее образование, - поспешила выручить его я.
        —Извините, - Виктор Иванович еще раз взглянул на меня. Последнее сообщение было для него совершенно неожиданным.
        … Отыскать столовую в ЦВЛ оказалось делом весьма сложным.
        —Пройдете прямо, потом повернете направо, перед постом – налево, и в конце - дверь налево, - объяснили нам.
        Но легко сказать… Лишь чисто интуитивно мы пошли в правильном направлении, и все-таки успели позавтракать. Затем старшая медсестра Елена Владимировна Шевчук проводила нас в заветный 67-й корпус. В то самое старинное здание с колоннами, которым я когда-то восхищалась!
        Елена Владимировна открыла несколько палат:
        —Выбирайте, пожалуйста, какая из палат вам больше нравится: четвертая, шестая, седьмая?
        Папа остановился на шестой:
        —Пусть будет как у Чехова «Палата номер шесть».
        Через некоторое время мы вышли на улицу ожидать доктора: сидеть в палате было скучно. Вскоре я случайно услышала, что Виктор Иванович находится на операции, и сегодня уже вряд ли придет консультировать больных. Значит, можно было отправляться в город. Что мы с папой и сделали.
        Сердце щемило. Многое напоминало о маме. Даже тропинки протоптаны в тех же местах, что и тогда! Правда, поставили стандартные железные ворота на северном выходе из санатория. Старую, узенькую калитку закрыли… Но, те же улицы, тот же рынок, храм Ильи Пророка…
        …И все-таки, город преобразился! Появилось множество уютных кафе, ресторанчиков - это очень оживило Саки!
        На обратном пути я попросила папу заехать туда, где мы раньше снимали комнату. Но уже от памятника Гоголю, мы заметили, что нашего барака, увы, больше нет! От него остались одни развалины. Снесли барак, наверное, давно, так как дорожки, когда-то ведущие во двор, заросли густой травой. На глаза навернулись слезы. Это было, как прощание с прошлым, с тем, что уже никогда, никогда не вернется… Больно и грустно…
        Но жизнь продолжается, и время близилось к обеду. Мы поспешили в санаторий.
        У входа в 67-й корпус неожиданно встретились с Виктором Ивановичем. Он на минутку задержался около нас, чтобы предупредить:
        —Завтра в 8.40 я жду вас у себя в кабинете для осмотра и назначения лечения. Сегодня, к сожалению, не смог уделить вам внимание. Внеплановая операция.
        Еще во время нашего утреннего разговора у меня возникла мысль, что надо будет рассказать доктору немного о себе. Ведь тот, кто никогда не общался с больными ДЦП лично, частенько считает, что все мы – люди со странностями или даже с умственными отклонениями. А мне почему-то очень не хотелось, чтобы Виктор Иванович представлял меня именно такой. И я решила, не откладывая, подарить ему книжечку своих стихов. Там в предисловии как раз напечатана моя краткая биография. Прочтет - ничего не придется объяснять самой. Я протянула сборничек доктору.
        —А что это за книга? – спросил он.
        — Стихи Елены, - объяснил папа.
        —Да?… - с нескрываемым изумлением произнес доктор и удалился в корпус.
        После обеда июльская, южная жара и усталость с дороги так разморили нас, что мы буквально упали на кровати и проспали до самого ужина. Когда же вечером возвращались из столовой, заблудились в коридорах ЦВЛ. Благо навстречу ехала молодая женщина в коляске.
        —Это только начало, - предупредила она, - завтра предстоит хождение по врачам, в различные кабинеты – вот тут-то испытаете настоящие неудобства! А вообще-то, корпус не такой уж запутанный, каким кажется сначала. Привыкните. Скоро с закрытыми глазами будете бегать по нему.
        —Не надо так шутить, - вздохнул отец, и заторопился быстрее выбраться на улицу.

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев