КОГДА ЗА ПЛЕЧАМИ ОПЫТ

        Владимира Васильевича Башмакова редко можно увидеть в военной форме. Разве что по праздникам. Да еще по таким великим, как, например, День победы. 9 мая он, иногда, при всем параде, с орденами и медалями, все же появляется в санатории.
        Отдыхающие с восторгом смотрят на него. Поздравляют с праздником. Кто-то из них приятно удивлен. Даже не представляли, что Владимир Васильевич – человек военный. А, тем не менее, он - подполковник медицинской службы. Окончил Ленинградскую военную академию.
        В Сакском военном санатории Башмаков работает уже давно. На его памяти и переоборудование в 80-х годах ушедшего века 67 корпуса под необычный в то время контингент «отдыхающих» - советских воинов, раненных в Афганистане. И открытие для них специализированного Центра восстановительного лечения с прекрасными операционными, грязеводолечебным и физио- отделениями. Сколько же для этого было отдано сил… Раненые поступали с тяжелыми травмами. И физическими, и душевными. Как врачу-невропатологу, ему необходимо было находить к ним особенные подходы, вселять надежду даже в безнадежных больных. И, конечно же, лечить.
        Владимир Васильевич помнит многих своих пациентов. Некоторые из них до сих пор пишут письма любимому доктору. Пишут о своих удачах и проблемах, спрашивают совета, благодарят.
        Владимир Васильевич хорошо знает психологию больных. Когда в корпус ЦВЛ, в комнату отдыха стали приносить караоки, отдыхающие поначалу не смели подъехать к микрофону и исполнить полюбившуюся песню. Смущались. Узнав про такую ситуацию, Владимир Васильевич однажды, как бы невзначай, вошел в комнату отдыха, взял микрофон и… запел. Спел одну песню, вторую… Перешел на английский язык. Все сидящие здесь замерли от изумления и восхищения. Послышались аплодисменты. Почувствовав, что присутствующие потихоньку раскрепостились, он подошел сначала к одному, затем к другому больному, предлагая исполнить что-нибудь вместе. Отказать доктору было трудно, некрасиво. Пришлось петь… После этого у микрофона образовалась очередь. Комплекс стеснения был изжит.
        Владимир Васильевич очень внимателен к больным, и не только к своим. Проходя по коридорам корпуса ЦВЛ, он часто останавливается поговорить с разными отдыхающими - спрашивает о здоровье, о настроении.
        Прослышав, что Владимир Васильевич работает в ЦВЛ с первых дней его открытия, я не могла не побеседовать с ним. Надеялась получить от доктора исчерпывающую информацию по истории санатория.
        Но при встрече у него в кабинете, речь у нас пошла совершенно об ином.
        —Давайте лучше говорить о настоящем. Зачем возвращаться к прошлому, - предложил он. – Сейчас у нас в ЦВЛ находится столько интересных отдыхающих. Один Александр Тюрин чего стоит! Представляете, с детства – ДЦП с тяжелой спастической формой и дизартрией. И все-таки умудрился защитить кандидатскую диссертацию, в настоящий момент преподает в Московском специализированном институте для инвалидов! Вам надо обязательно познакомиться с ним.
        —Мы уже знакомы. А с его спутницей – Еленой Тимофеевой – аж с 1978 года! Представляете, - я задумалась как лучше и короче рассказать ему об этом, - не виделись с ней лет пятнадцать, и вот у Вас в санатории встретились … А узнали друг друга по голосу. Когда-то лечились в одном отделении у А.М. Журавлева. Вечерами сидим, все вспоминаем. Есть о чем поговорить. Лена – женщина с большим чувством юмора. Что же касается Александра, то общаться с ним мне сложновато. У нас слишком разные взгляды на жизнь. Он в своей научной работе доказывает, что человек с особенностями, в частности, ребенок с физическими недостатками, может развиваться как гармоничная личность только в коллективе, где все остальные – подобны ему. В другом случае ребенок старается чем-то выделиться, чтобы завоевать авторитет у коллектива. Выделиться или хорошим, или плохим. И, как правило, по убеждению Александра, из такого человека в будущем ничего не получается. Я полностью не согласна с ним. Мне посчастливилось учиться в обычной школе, в обычном вузе. И, слава Богу, достигла кое-чего в жизни. Лично я всегда была против специализированных детских садов, образовательных школ, вузов. Ребенка с малых лет нужно интегрировать в общество. В детстве этот процесс проходит намного легче. Вот и спорим с ним постоянно. Вообще, Александр почему-то негативно настроен и в отношении моих планов поступления в аспирантуру. Утверждает, мол, что никогда мне не удастся защитить кандидатскую! Совершенно не понимаю его, как психолога. Зачем же так грубо поступать с человеческой мечтой. Скорее всего, Александр силен теоретически, на практике же…
        Владимир Васильевич, думаю, не ожидал, что я не разделю его восхищения Тюриным. Но, так или иначе, он больше не захотел еще кого-нибудь представить мне, заговорил о другом:
        —Сознайтесь, зачем Вы всех расспрашиваете о санатории?
        —Задумала что-нибудь написать о нем, - призналась я, - Правда, еще не знаю: то ли очерк в газету, то ли отдельную книгу. Что получится. А, может быть, и ничего не получится…
        —Обязательно получится, - не замедлил успокоить доктор.
        —Вот видите, Владимир Васильевич, - улыбнулась я, - Вы просто не способны сказать иначе, ибо истинное Ваше предназначение, предназначение врача – не навредить больному. И Вы всегда именно с такой позиции строите общение со своими пациентами. Главное для Вас - не убить в нас надежду…
        Какой же огромный профессиональный опыт за плечами этого человека!

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев