ЖЕНЩИНА И В КОЛЯСКЕ ЖЕНЩИНА!

        Так уж сложилось, что лет с пяти-шести мне постоянно твердили о мужестве Николая Островского, Алексея Мересьева, Владислава Титова, называя их «героями нашего времени». Но душа, признаться честно, не принимала ни одного из них. Не понимала я этого геройства. В моем представлении они - выживали. Только и всего. Однако на кого-то нужно было равняться...
        Когда же наша страна стала более открытым обществом, появились новые идеалы – инвалиды из других стран. Начали показывать фильмы о людях с удивительными судьбами из Англии, Германии, Франции, США, устраивать с ними встречи, делать переводы давно известных за рубежом книг-автобиографий. Я опять же не испытывала особого восхищения по этому поводу. Все казалось чужим, совершенно недоступным для подражания в «суровых условиях российской действительности».
        Вот, если бы встретить такого человека среди наших соотечественников!
        Однако время бежало, а ничего подобного не происходило. Лишь в 2000 году в ЦВЛ мне посчастливилось увидеть женщину, которая произвела на меня огромнейшее впечатление. Она ехала по коридору в инвалидной коляске, но смотрелась при этом не так как другие инвалиды. Было в ней самой, в ее умении держаться, что-то такое, чем она неуловимо отличалась от многих.
        Наталья Матвеевна Скебер, видимо, куда-то очень торопилась. Красиво одетая, с модной стрижкой, с открытым улыбающимся лицом, она буквально выпорхнула из здания ЦВЛ и скрылась за углом.
        Спустя несколько дней, мы вновь встретились. Уже в кабинете лечебной физкультуры.
        Наталья Матвеевна свободно общалась с инструкторами, шутила, делала комплименты, рассказывала, как провела вчерашний день. Ее своеобразие, манеры, острый ум и простота речи – покорили меня. Чем не идеал женщины! Захотелось познакомиться. Однако проходили дни, а повода для этого так и не находилось.
        Не решилась я подойти к ней и в следующий свой приезд в санаторий. Узнала лишь немного о Наталье Матвеевне, да и то - от других.
        Говорили, что судьба у нее не из легких. Потеряла сына. Вследствие травмы, лишилась возможности самостоятельно передвигаться и обслуживать себя. На первых порах помогали многие. Муж полностью взял на себя основные заботы о ней: физические, моральные, материальные. Во главе всего стояла любовь.
        Постепенно Наталья Матвеевна привыкала к новому образу жизни. И не сдавалась. Понимая, что женщина даже в инвалидной коляске должна оставаться женщиной, причем привлекательной, она теперь продумывала каждую мелочь: какое платье лучше скроет появившиеся недостатки, что из косметики сделает более выразительными черты ее лица, не предавая вульгарности, в какой коляске лучше показаться на людях, дабы как можно меньше шокировать их. И, конечно же, Наталья Матвеевна никогда не забывала о своей душе, внутренней культуре. Много читала. Книги теперь стали основным источником ее познания.
        В Сакском военном санатории, где Наталья Матвеевна не только лечилась, приобретала определенный жизненный опыт, но и с удовольствием общалась с окружающими, эти знания ей очень пригодились. Вокруг нее образовалась группа эрудированных людей – художников, литераторов, ученых.
        Мне тоже хотелось присоединиться к ним, но моя внутренняя неуверенность не позволяла сделать этого.
        Однако наше знакомство с Натальей Матвеевной все же состоялось. Произошло это летом 2002 года. Солнце в тот день палило с неистовой силой. Наталья Матвеевна читала книгу в тени около входа в ЦВЛ. Проезжая мимо, я не могла не заметить, что проникающие даже через густые ветки деревьев лучи солнца уже хорошо подрумянили ее спину.
        —Добрый день, Наталья Матвеевна. Вам не жарко? – спросила я. - Спина красная. Не боитесь сгореть?
        —Спасибо, что предупредили, - она попыталась приподняться и посмотреть на свою спину, - Наверное, пора убегать в корпус. К тому же обед начинается. А Вы, почему не идете в столовую?
        —Мне обед приносят в палату. Туда и направляюсь, - объяснила я, - Правда, в такую жару и кушать-то не хочется.
        —Но Вы же едете в противоположную сторону от ЦВЛ? – Наталья Матвеевна с недоумением взглянула на меня.
        —А я живу в 67-м корпусе, - объяснила я. - Мне очень нравится это здание. В нем совершенно не ощущается жара. Да к тому же, третий раз попадаю в одну и ту же палату - палату номер шесть. Почти как у Чехова.
        —Хорошо, что «почти», - улыбнулась Наталья Матвеевна. – Но, смотря как понимать это произведение…
        Договорить у нас не получилось. Пришли медсестры и забрали Наталью Матвеевну.
        —Мы еще с Вами встретимся, - пообещала она.
        С этого момента наши беседы стали регулярными. Говорили о путешествиях, музеях, театрах. Наталью Матвеевну потрясло мое знание Петербурга. Пришлось похвалиться, что много раз бывала там с родителями. С особым интересом она отнеслась к нашим поездкам на святой остров Валаам. Я поняла, Наталья Матвеевна – верующий человек. Это-то и сблизило нас.
        О себе Наталья Матвеевна рассказывала мало, как бы вскользь. Больше обсуждали насущные проблемы, говорили о духовности. Когда она услышала о моих книгах, то захотела прочесть их. В течение нескольких недель я не осмеливалась ей показать свои произведения. Ведь Наталья Матвеевна слишком взыскательный читатель! Но как-то в воскресный вечер, встретив меня у ЦВЛ, она снова обратилась ко мне:
        —Сегодня целый день ищу Вас. Хочу попросить Вашу книжечку. У всех спрашиваю про Вас, но тщетно. Никто не видел.
        —Я приболела. Весь выходной отлеживаюсь в кровати. Завтра нужно быть в норме. Нельзя пропускать процедуры, - объяснила я. – А книжку сейчас Вам принесу.
        —Не беспокойтесь, - засуетилась Наталья Матвеевна, - Как-нибудь в другой раз. Идите отдыхать. А Вы медсестре показывались?
        —Нет, - вздохнула я, - Сейчас пожалуйся, она вызовет дежурного офицера, завтра сообщит лечащему врачу. А я не хочу беспокоить Виктора Ивановича. Ему и так достается. Одних жалоб вон сколько!
        —Ну и зря, - она попыталась уговорить меня обязательно показаться доктору. – Лечащий врач должен знать все, что творится с его больным. А что касается недовольств, они будут всегда. Виктор Иванович уже, мне кажется, привык к этому.
        —К такому невозможно привыкнуть, - не согласилась я с Натальей Матвеевной. – Ведь есть отдыхающие, которые ежедневно на восьми - десяти листах излагают свои претензии, совершенно не думая о том, что тем самым отвлекают Виктора Ивановича от более важных дел. Я поначалу не понимала, зачем они это делают. Но недавно у меня возникло ощущение, что просто эти люди таким образом хотят обратить на себя внимание. Другие способы – не для них.
        —Интересное виденье… - Наталья Матвеевна взялась за джойстик на коляске, - Давайте разбегаться, а то мы на самом сквозняке остановились.
        Я вынесла ей свой сборник стихов «Жизнь продолжается», и она, положив его в сумочку, отправилась в город.
        Утром Наталья Матвеевна, как всегда отдыхала на улице, у ЦВЛ. Заметив меня, она попросила подъехать к ней:
        —Леночка, у меня вчера был дивный вечер! В городе выступал духовой оркестр. Я устроилась в укромном местечке и под великолепную музыку прочла Ваш сборничек. От него невозможно оторваться… Как Вам удается так писать?
        —Это не моя заслуга… – ответила я, - Все от Господа. Уже убедилась: если Богу неугодно, сколько бы я не мучилась, все равно стихи не родятся. Какому-то человеку могу посвятить десять стихотворений, а другому – ни одного. Как будет дано Свыше.
        —Лена, а давайте, организуем в ЦВЛ вечер Вашей поэзии, - предложила Наталья Матвеевна. – Я бы могла за Вас почитать стихи.
        —Мне кажется, очень немногим будут интересны мои стихи, - засмущалась я, - К тому же не хочется лишний раз выделяться. Да и психологически я еще не готова.
        —Ладно, - улыбнулась она, - оставим это до будущего года. Но тогда уж Вы точно не отвертитесь…
        Как раз в этот момент к нам подъехал знакомый Натальи Матвеевны, и она стала рассказывать ему о моем творчестве. Воспользовавшись удобным случаем, я поспешила удалиться.
        Вплоть до самого отъезда из санатория, я любую свободную минутку старалась провести с Натальей Матвеевной. Нередко, выслушав меня, она давала очень полезный совет. Узнав, что я все-таки побаиваюсь всего неизвестного, эта женщина вдруг пригласила меня… на пляж, покупаться в море:
        —Знаете, я уже несколько дней после обеда выезжаю на море. Такая прелесть. Договорилась с одним человеком, он привозит меня на пляж, на руках заносит в море, и через два часа мы возвращаемся в санаторий. Давайте и Вы с нами. Пока я загораю, он успеет покупать и Вас. Вот Вам еще одно преодоление себя.
        Я растерялась. Безусловно, предложение стоящее. Но страшно. Наталья Матвеевна принялась меня убеждать своими собственными примерами:
        —В прошлом году у меня возникла острая необходимость добраться до знакомых на поезде. Это почти сутки. На самолете лететь уже не могла. Думаю, договорюсь с проводницей, чтобы она помогала мне в дороге. Стала усердно молиться. И произошло чудо. Попутчиками в купе оказалась семья врачей, при чем верующих. Эти замечательные люди так профессионально ухаживали за мной, что я даже не заметила, как приехала. А весной 2002г. мне удалось побывать и заграницей. Нашелся человек, который постоянно везде сопровождал меня. И там я, только вообразите, отважилась спуститься с аквалангом в подводные пещеры. Поверьте мне, все это не так сложно, как нам представляется. Совсем напрасно Вы боитесь съездить на море. Решайтесь!
        —Спасибо, Наталья Матвеевна, но позвольте все же отказаться… - Внутреннее чутье мне подсказывало, что нельзя все делать сразу. – Ни к чему испытывать судьбу… Может быть, в следующем году и рискну…
        Рассказ Натальи Матвеевны о путешествиях тронул меня до глубины души. Какой же она сильный человек! Но что же движет ей в столь сложной, можно сказать, тягостной жизни?
        Наталья Матвеевна ответила, не задумываясь:
        —Вера. С верой можно преодолеть все…

назад          дальше

дизайн:Сергей Григорьев E-Mail
дополнение дизайна - Виктор Махнев